02:16 

Вечный город: история Морровинда, часть вторая

Эйлинн
Начитаешься всякого, а потом живешь с этим... (с)
А мы говорили тебе, что не надо было
начинать хронологию с Меретической Эры

1. Я в очередной леденящий душу раз напоминаю вам, что у нас лето 430 года Третьей Эры, так что с этой даты всё, описанное дальше считается спойлером на начало нашей ролевой игры еще не случилось. Ну и мы, конечно, еще не раз вернемся к периоду с 425 по 430 год в постах о сюжете и игровых фракциях.

2. А самые ранние из событий Третьей Эры произошли около 400 лет назад, то есть, по данмерским меркам, на памяти двух-трех последних поколений. А еще здесь вышло как-то много букв и много политики - но, пожалуйста, постарайтесь прочесть и во всем разобраться, интрижник у нас или где. :D

3. И, кстати, больше настолько огромных постов у нас не будет, это должно вас немного утешить. ;)

Третья Эра (не без косяков, но по-русски / лорно, но по-английски):

Третья Эра началась с объединения всех народов Тамриэля под властью Империи, а закончилась тем, что они умудрились продолбать даже эту Империю падением императорской династии Септимов и Кризисом Обливиона.

Главными вехами Третьей Эры в истории Тамриэля стали:
- Война Красного Алмаза между потомками Тайбера Септима (120-127 годы);
- завоевательные походы мятежника Каморана Узурпатора, вторгшегося с зомбиапокалипсисом войском мертвецов и даэдра в Валенвуд, Сиродиил, Хаммерфелл и Хай Рок (249-267 годы);
- достойная, но провальная попытка императора Уриэля V Септима захватить Акавир (271-290 годы);
- период Имперского Симулякра (389-399 годы);
- распространение моровых болезней и Культа Шестого Дома в Морровинде, остановленное Нереварином (400-427 годы);
- открытие острова Вварденфелл для заселения и торговли (414 год);
- Деформация Запада (417 год);
- Кризис Обливиона (432-433 годы).

Третья Эра, пожалуй, стала самой тяжелой эпохой в истории Тамриэля (как вы, наверное, уже знаете, события большинства компьютерных игр серии "The Elder Scrolls" датированы как раз Третьей Эрой, поэтому совсем неудивительно, что все эти годы Тамриэль регулярно приходилось спасать от разных злодеев и бедствий). И поэтому даже в наших пепельных пустошах хохмочек получилось не очень много.


Итак, после того как этот беспомощный сегунат продал Талосу страну Трибунал и Тайбер Септим подписали Договор о Перемирии, и Морровинд превратился в одну из десяти провинций Империи, на землях данмеров стало полно н'вахов построили имперские форты и поселения, и вообще попытались навести образцовый имперский порядок. Имперские гильдии получили монополию на оказание своих услуг населению, а имперские торговые компании - право регулировать добычу и вывоз редких полезных ископаемых, двемерских артефактов и "экзотических" животных и растений.

Однако в целом имперцы в наведении порядка успехов не достигли не вмешивались ни в политические игры Великих Домов, ни в религиозные разборки Храма Трибунала, а имперский закон лишь на бумаге дополнил местные законы и традиции. На острове Вварденфелл, священных землях Храма Трибунала, по-прежнему могли бывать только данмеры-паломники. Морровинд также остался единственной провинцией Империи, где гильдия Мораг Тонг была наконец-то снова узаконена, рабовладение и работорговля разрешались, а некромантия каралась смертью.

Многие знатные данмерские семьи погибли в сражениях с войсками Империи или в последующих распрях между Великими Домами, и их место заняла так называемая "новая аристократия", возвысившаяся во время правления Тайбера Септима. Великие Дома Морровинда превратились в политические фракции, в которых принадлежность к одной из благородных семей "истинной аристократии древнего Ресдайна" (это нужно произносить с придыханием) уже не имела прежнего значения - войти в Великий Дом стало возможно не только по праву рождения или брака, но и поступив на службу, и даже будучи богатеньким чужеземцем.

Аристократы из Дома Хлаалу, которые первыми поддержали Договор о Перемирии, со временем сменили аристократов из Дома Индорил и Дома Дрес на всех важных государственных должностях, а в Совет Великих Домов стали входить также и представители культа Девяти Божеств, имперского легиона и имперских торговых компаний. Кроме того, Тайбер Септим задумал возродить одну хорошую велотийскую традицию хорошую, а не как обычно у данмеров, и обозвал своего наместника на землях данмеров "суверенным королем Морровинда" (впрочем, этот титул был скорее церемониальным, поскольку вся реальная власть осталась в руках Совета Великих Домов).

В 6 году новой эры Атин Ллетан из Дома Хлаалу получил титул герцога Морнхолда, а сам город, который все эти годы с милостивого разрешения Альмалексии, надо заметить находился под военным управлением Империи, передали обратно Великим Домам. А в 15 году в Морровинде торжественно короновали Барензию (дочь убитого Грандмастера Дома Индорил и племянницу Атина Ллетана), вернувшуюся из Сиродиила сразу после своего совершеннолетия. Впрочем, юная королева и ее супруг-консорт Симмах Хлаалу, один из генералов Тайбера Септима, в отличие от не очень умного Атина Ллетана быстро заслужили любовь и уважение данмеров.

Любопытный факт: и, чтобы чем-то разбавить этот скучный обзор имперских реформ - к событиям 430 года постаревшая Барензия не только осталась умницей и красавицей, но и успела воспитать двоих детей, дважды побывать замужем, стать любовницей Тайбера Септима и могущественного му…кхм… мага Ягара Тарна, пережить еще несколько бурных романов подробности которых Храм Трибунала немедленно зацензурил и даже случайно сотворить сюжет для "TES I: Arena" эпический трындец. Впрочем, о своей богатой биографии сама Барензия скромно отзывалась в ключе "О, мне во многом далеко до нашей госпожи Альмалексии"…

В 120 году потомки Тайбера Септима порядком заскучали без сражений с врагами Империи и от нечего делать передрались за имперский трон. В семилетней Войне Красного Алмаза, как поэтично назвали эти разборки в тамриэльских хрониках, Морровинд поначалу выступил на стороне Потемы Септим, Королевы-Волчицы из Скайрима, которая щедро отсыпала ништяков и золота наемникам из Дома Редоран.

Однако когда Потема решила, что ее проигрывающим войскам не помешает немного некромантии, данмеры, в свою очередь решили, что нет, помешает они так не договаривались, а затем развернулись и ушли. Сефорус и Магнус Септимы, братья и соперники Королевы-Волчицы, "заблуждавшихся" данмеров немедленно простили, и в обмен на их поддержку тоже отсыпали Морровинду золота, ништяков и свобод в самоуправлении.

Любопытный факт: а через десять лет после окончания Войны Красного Алмаза сын Магнуса, Пелагий Септим, даже женился на дочери герцога Вварденфелла, Катарии. В 153 году, когда Пелагий Септим, страдавший душевным расстройством, умер, Катария стала императрицей. Почти пятьдесят лет ее правления вошли в историю Тамриэля как одна из "золотых эпох" Империи Септимов (а тех, кто думает иначе, данмеры немедленно обвиняют в расизме). А вот ее сыновья наворотили таких дел, что Совет Старейшин, задвинув куда подальше ее внука, по-быстрому нашел имперца из боковой ветви Септимов и наконец-то избавился от проклятых пепельных демонов данмеров на имперском троне.

В 150 году на острове Вварденфелл случилась воспетая в балладах зачистка осада даэдрического святилища Абернанит, примечательная тем, что поселившийся в святилище чародей, даэдропоклонник и просто нехороший данмер объявил себя потерянным наследником Дома Дагот (пепельные вампиры на Красной Горе, должно быть, сильно озадачились, или даже болели за него, попивая древнее бренди - ну не за вечных стражей и ординаторов же).

Примерно в то же время что и всякие примазавшиеся даэдропоклонники Дагот Ур, который пришел в ужас с того, что наворотил Трибунал в его горячо любимом Ресдайне, вплотную занялся возвращением былого величия. И для начала он решил, что чума на остальные ваши Дома, сколько их там есть, и в дополнение к двум дюжинам обыденных морровиндских недугов (вроде хрипунца, болотной лихорадки или разжижения мозга) осчастливил данмеров четырьмя моровыми болезнями, которые теперь стали разносить пепельные бури Красной Горы.

И, не иначе как с легкой руки храмовых алхимиков и целителей вообще-то не жаловавшихся на отсутствие работы и научной деятельности Дагота Ура в Морровинде обозвали Дьяволом или Шарматом, а Дом Дагот - Шестым Домом, чтобы, как и с каждым порядочным "мифологическим злом", случайно не накликать.

Любопытный факт: поэтому данмеры нередко пугают чужеземцев своим философским отношением ко всему, что не мор с Красной Горы. "Что-что? В город пришла смертельно опасная чума, ожившая впервые со времен Второй Эры? Ну сейчас тогда пару зелий сварим, была у меня где-то засушенная удушайка…"

В 368 году в Имперском Городе был коронован Уриэль VII Септим, наш многострадальный, и, что странно ныне здравствующий император. Он успешно продолжил политику своего отца по объединению Тамриэля уже в духовном смысле и по насаждению распространению в провинциях имперских религии, культуры и моральных ценностей (и особенно среди аргониан и данмеров, как обычно обделенных этими замечательными вещами).

Молодой император во всем доверял своему соратнику и боевому магу Ягару Тарну, но как вы догадались а зря, ибо по законам эпической истории именно Ягар Тарн задумал коварное предательство. Он втайне отправился в Морровинд, где совместил приятное с полезным притворился странствующим бардом и соблазнил королеву Барензию, чтобы похитить из подземелий Морнхолда тот самый легендарный Посох Хаоса.

К 389 году Ягар Тарн сумел наконец-таки разобраться, как эта айлейдская ядрена бомба этот могущественный артефакт работает. При помощи Посоха Хаоса он запихал Уриэля VII Септима в Обливион, а после запилил немного магии а вот и нет, не изменения иллюзии, принял его облик и в таком виде планировал править Тамриэлем долго и счастливо, пока смерть императора не разлучит его с имперским троном не погаснут Драконьи Огни.

Ягар Тарн сделался неуязвимым для любого оружия и любой магии, кроме магии Посоха Хаоса. Поэтому, чтобы его прекрасным планам точно никто не помешал, он разобрал Посох Хаоса на восемь частей и засунул их в редкой глубины жопу опаснейшие места Тамриэля (в том числе на Красную Гору к Даготу Уру имперские боевые маги - они такие, то Нумидиум из-под носа свистнут, то набалдашник Посоха Хаоса на хранение оставят…).

Любопытный факт: по другой версии этой истории Ягар Тарн был выше того, чтобы лично что-то тырить из наполненных говном и гоблинами подземелий Морнхолда, и нанял для этого дела одного из Соловьев, прославленных прислужников Принца Даэдра Ноктюрнал. А королева Барензия так увлеклась странствующим бардом, что тайно родила ему дочь, о которой в Морровинде никто и ничего не слышал.

Но Ягар Тарн явно был правителем от всех Девяти Божеств и за десять лет Имперского Симулякра умудрился рассорить провинции, развязать шесть внутренних войн, развлечься парой мятежей, разбазарить казну и задрать налоги выше Башни Белого Золота (а еще ходили слухи, что император ест людей).

Королева Барензия и Симмах Хлаалу, которым вообще не с руки было ссориться с Уриэлем VII Септимом, как могли пытались сгладить для Морровинда последствия его внезапного помешательства имперских налоговых поборов (в том числе, из денег королевской семьи), но всё равно были вынуждены увеличить и цены, и торговые пошлины, и время рабочего дня в шахтах и на плантациях. Это, конечно же, ужасно не понравилось данмерам.

В 391 году данмеры решили, что их притесняют особенно сильно, и в Морнхолде поднялось восстание. Симмах Хлаалу был убит, а королева Барензия, которая надев декольте поглубже еще до начала восстания отправилась в Имперский Город со своими маленькими детьми (Хелсетом и его младшей сестрой Моргией), чтобы поговорить о печалях и бедах Морровинда, с некоторым ужасом поняла, что император-то поддельный. Вместе с Эдвиром, королем Вейреста (это бретонское королевство в составе Хай Рока), также раскрывшим иллюзию Ягара Тарна, они придумали коварный план по спасению Уриэля VII Септима.

Любопытный факт: а чтобы как-то объяснить, куда подевался собственно имперский боевой маг Ягар Тарн, он от лица Уриэля VII Септима обвинил себя в коварном заговоре против императора и Империи и ведь даже не соврал и инсценировал заключение под стражу и казнь.

Барензия осталась в Имперском Городе и немедленно припомнила Ягару Тарну, что в образе странствующего барда тот клялся ей в вечной любви и обещал задарить весь Нирн и сладкий рулет в придачу. И пока Ягар Тарн отсыпался после очередной бурной ночи, Барензия совместила полезное с приятным читала в его покоях секретные дневники и таким образом смогла раскрыть местонахождение каждой из восьми частей Посоха Хаоса. Через пять лет, когда разведка, кхм, в тылу и не только в тылу врага поиски были завершены, Барензия сбежала в Вейрест, вышла замуж за короля Эдвира и отреклась от короны Морровинда в пользу своего дяди Атина Ллетана.

В том же 396 году на землях Дома Дрес случилось обыденное для данмеров восстание аргонианских рабов. Но, поскольку в этот раз восставшие слегка увлеклись и запытали до смерти местного торговца Рориса, потешаясь над его "нелепой верой в нелепых же богов", в Морровинде сочли это отличным поводом накостылять всем аргонианам вообще и выступили с войском на юг. В общем, по итогам Арнесианской войны данмеры отжали себе кусок болот соседнего Чернотопья аргониане замыслили страшную месть, а торговца Рориса причислили к святым Храма Трибунала.

А в 399 году один простой имперский заключенный (вот так начинает свой путь каждый главный герой в серии "The Elder Scrolls"), сбежавший из тюрьмы не без помощи Барензии, Эдвира и их общего воображаемого друга, наконец-то собрал по частям Посох Хаоса, убил Ягара Тарна и освободил Уриэля VII Септима из недр Обливиона. И, когда имперские граждане обтекли от грандиозного обмана Ягара Тарна, а Уриэль VII Септим - от подробностей "своей" биографии за прошедшие десять лет, в Империи начался период разгребания последствий реставрации (Уриэль VII Септим, правда, с тех пор стал немного параноиком, но кто бы им не стал).

Любопытный факт: а имперские рыцари с девизом "слабоумие и отвага!" даже устроили паломничество по местам славы Вечного Чемпиона, как прозвали в Тамриэле героя, спасшего императора из заточения в Обливионе.

К 400 году Дагота Ура окончательно достали эти рыцари-паломники и прочие н'вахи. Его прислужники обживаются в заброшенных двемерских городах на Красной Горе и захватывают Когорун - древнюю кимерскую крепость, которая была столицей Дома Дагот во времена Первой Эры. По всем землям Вварденфелла, куда только долетают пепельные бури, стремительно распространяются моровые болезни, а чтобы точно избавить Морровинд от имперских захватчиков, мешающих, знаете ли, возрождению былого величия, Дагот Ур запилил еще одну такую болезнь, или корпрус.

Корпрус, помимо непроходящей боли, гнойных язв и нарывов и разрастания живой плоти, повреждает разум заразившихся и все они, как один, становятся преданными фанатами Шестого Дома. Данмеры, благословленные этой неизлечимой штукой, со временем превращаются в разнообразных пепельных монстров, прислуживающих Даготу Уру, а все прочие, кому не повезло родиться данмером - в уродливых корпрусных тварей, скитающихся по пепельным пустошам в настроении ломать-убивать.

Корпрус также связывают с душевными болезнями - считается, что Дагот Ур говорит с данмерами при помощи звона зачарованных колоколов, отравленных красных свечей и навеянных снов, побуждающих выходить из дома в пепельную бурю и вступать в фанклуб приобщаться к прекрасному и заразному, поэтому признаваться в том, что ты слышишь некие голоса в голове или видишь кошмары, в Морровинде как-то непринято.

Понимая, что теперь одними военными походами делу не поможешь, и Морровинд надо бы срочно спасать, Трибунал выгребает храмовый город-усыпальницу Некром и родовые гробницы и по старым ритуалам возводит вокруг Красной Горы забор с колючей проволокой Великий Призрачный Предел - защитный магический барьер, включающий в себя энергию душ и останки прославленных героев и множества простых данмеров. А к 407 году завершается строительство и калитки крепости Призрачные Врата, где несут свою службу провинившиеся ординаторы и жизнерадостные идио… вечные стражи.

Храм Трибунала начинает проповедовать, что только древний король Неревар мог бы победить Дагота Ура, кошмарные сны и моровые бури, и одновременно жестоко карает за ересь каждого выкопавшего слова Азуры и прочие эшлендерские пророчества, рассказывающие, кроме прочего, что Трибунал - подлые обманщики, а оный Неревар возродится в новом теле, чтобы им накостылять.

Любопытный факт: как вы знаете, по данмерской религиозной традиции тела умерших кремируют, а прах собирают в погребальные урны или храмовые бассейны с пеплом. Раньше пожертвованные части останков (проявление добродетели умершего и его любви к своему роду) торжественно включали в домашний призрачный предел, служивший для охраны родового святилища и владений. Сейчас же все они идут на укрепление Великого Призрачного Предела.

В 407 году в Тире, столице земель Дома Дрес, происходит несколько жестоких убийств знатных данмерских работорговцев, тут же приписанных чужеземным наемникам и имперским агентам (впрочем, дело, как обычно, было в благородной данмерской девице, втрескавшейся в раба-каджита, но виновников так и не нашли).

А лет через десять в Морровинде начинала работать подпольная организация уже настоящих аболиционистов, "Две Лампы", которую возглавляет Ильмени Дрен (по забавному стечению обстоятельств ее дядя Орвас Дрен - один из крупнейших рабовладельцев и работорговцев в Морровинде а сбежавшие рабы и аболиционисты подчас волнуют данмеров больше, чем Дагот Ур со своими пепельными монстрами и моровыми бурями).

К 410 году Шестой Дом превращается в опасный религиозный культ и обустраивает свои базы в разных укромных уголках Вварденфелла (пещера Мамея на севере Западного Нагорья, Ассеману около Вивека, Илуниби около Гнаар Мока), куда могли бы приходить "спящие", околдованные кошмарами, и "видящие", уже заразившиеся корпрусом. А чтобы не ограничиваться землями вокруг Красной Горы, Дагот Ур заключает сделку с Камонна Тонг и контрабандистами Горького Берега о поставках зачарованных пепельных статуй, через которые можно насылать сны и душевные болезни.

Любопытный факт: к слову о вечных ценностях Великих Домов - вот что будет делать порядочный данмер, если ему вдруг приснится Дьявол Дагот Ур и предложит немного поработать? Вероятно, молиться, поститься и слушать проповеди архиканонника Сариони. А вот Орвас Дрен из Дома Хлаалу тайно поднялся на Красную Гору и спросил, а сколько денежек он за это получит.

В 411 году среди служителей Храма Трибунала, напуганных Культом Шестого Дома, происходит религиозный раскол. Некоторые из них, так называемые жрецы-отступники, которые тоже выкопали в храмовых архивах то, что выкапывать не стоило стали поговаривать, что с Трибуналом-то на самом деле всё не так просто, а Альмалексия, Сота Сил и Вивек свою божественную силу не обрели, а утырили, причем в том же самом месте, что и Дагот Ур. Правда, поговаривали они потихоньку, поскольку ординаторы следят за вами, ничтожества, вооружившись мечами, копьями и высочайшим благословением, стали закручивать в Храме гайки, а их командир, Берел Сала, вообще посвятил выкорчевыванию ересей, так сказать, все свои помыслы и действия.

В 414 году король Морровинда Атин Ллетан после нежного направляющего пинка при некотором содействии Империи пересмотрел пункт Договора о Перемирии, касающийся неприкосновенности Вварденфелла - остров преобразовали в имперский округ и открыли для заселения и торговли.

Лучшие земли, с плодородной почвой, зелеными деревьями и богатыми эбонитовыми и стеклянными жилами, понятное дело, достались Империи и Дому Хлаалу, а Ведам Дрен, в то время бывший Градмастером этого Великого Дома, получил титул герцога Вварденфелла. Дом Индорил и Дом Дрес, возражавшие против изъятия храмовых владений, от земель на Вварденфелле с покерфейсом отказались.

В Доме Телванни ими и вовсе поначалу побрезговали, но после посовещались и решили, что это отличный шанс сплавить куда подальше одновременно и шибко амбициозную молодежь, и бесполезных старых маразматиков, и пригребли себе западное побережье и уютные островки во Внутреннем Море.

А вот в Доме Редоран отчаянно тормозили мучительно выбирали между принципами и долгом перед Храмом Трибунала и тем, что на ужин одни пепельные бататы экономической выгодой, поэтому когда они всё-таки присоединились к заселению Вварденфелла, там остались только бесплодные пустоши, которые, как обычно, нужно было еще и зачищать защищать с оружием в руках.

Любопытный факт: кстати, к моменту открытия острова Вварденфелл для понаехавших н'вахов на месте новых столиц трех Великих Домов, Балморы, Альд'руна и Садрит Моры, уже были небольшие поселения. Храмовые города Вивек и Молаг Мар построены около тысячи лет назад, шахтерская деревушка Маар Ган - сразу после Войны Первого Совета, а Гнисис - вообще древнейший город Морровинда, и помнит живым святого Велота.

Надо сказать, что приток народа на Вварденфелл совершенно не смутил Дагота Ура - к 415 году культисты уже успели обработать всех новоприбывших, а в каждом построенном там городе завелись и околдованные спящие, и шпионы и убийцы из Шестого Дома.

Допросив некоторое количество этих преданных поклонников Дагота Ура а также неудачно пропалившихся жрецов-отступников и просто медленно убегавших еретиков Трибунал с некоторым ужасом узнает, что старания тонального архитектора Кагренака не пропали даром, и по двемерским чертежам и записям на Красной Горе начали новую стройку века, которая никому и ничего не напоминает возводить Акулахан, или Второй Нумидиум.

В начале 417 года Трибунал собирает отвисшие челюсти ординаторов и вечных стражей и основательно готовит поход на Красную Гору. Им без особого труда удается пробиться в двемерскую крепость Дагота Ура, но дальше вступают в силу законы эпической истории, как обычно, что-то пошло не так - Альмалексия и Сота Сил попадают в засаду, а пепельные вампиры аккуратно изымают у них Разделитель и Разрубатель. Вивек спасает своих соратников используя секретную тактику " заткнись и беги", но отбить обратно инструменты Кагренака, без которых теперь не выйдет прикоснуться к Сердцу Лорхана, они не могут.

Вернувшись в свои города и к своим божественным делам и заботам, Альмалексия, Сота Сил и Вивек делают вид, что ничего не было, не было ничего закрываются во внутренних покоях храмов-резиденций и больше не показываются среди данмеров. Их последние силы уходят на поддерживание Призрачного Предела.

Высшие жрецы, переговорив с ординаторами и вечными стражами, которые спасли Альмалексию и Сота Сила из крепости Дагота Ура и вообще лицезрели весь этот позор отступление, пришли к выводу, что трое богов еще не оправились от ран или морально опущены пепельными вампирами тяжело переживают свою неудачу в последнем походе на Красную Гору. Но всей глубины жопы серьезности проблемы в Храме Трибунала тогда не осознавал никто.

Любопытный факт: заполучив инструменты Кагренака, Дагот Ур, вероятно, мог бы использовать и оригинальный двемерский Нумидиум, но в конце того же 417 года случилась Деформация Запада. Из-за того, что агент Клинков, расследовавший интрижку Уриэля VII Септима интриги бретонской знати, несколько неосторожно обращался с Мантеллой (это огромный зеленый камень душ, он же - имперская батарейка от Нумидиума, подаренного Тайберу Септиму) в Нирне произошло искажение пространства и времени.

Так, проснувшись однажды утречком, бретоны обнаружили, что у них теперь всего три больших королевства вместо маленьких сорока трех; орки - что они стали полноправными гражданами Империи; а слоады с соседних к Тамриэлю коралловых островов - что они поклоняются какому-то богу некромантии, подозрительно похожему на Маннимарко. Мантелла же, как и Нумидиум, радостно навернулись. В общем, сооружение Акулахана пришлось продолжить, но, в любом случае, Разделитель и Разрубатель сильно облегчили Даготу Уру эту задачу.


В 421 году в Тамриэле принимают закон, запрещающий использовать заклинания, свитки и зелья левитации во всех провинциях Империи, кроме Морровинда - потому что, как со вздохом заметил Уриэль VII Септим, имперский закон не про данмеров писан, и они бы всё равно поголовно нарушали (да и спасать имперских легионеров, по дурости вознамерившихся оштрафовать какого-нибудь лорда-мага из Дома Телванни, дело нелегкое и затратное).

В 425 году в Морровинд после смерти короля Вейреста возвращаются Барензия и Хелсет. Барензия немедленно заверяет данмерскую знать, что она уже слишком старенькая бабушка для всего этого дерьма каких-либо придворных амбиций и интриг, и хочет просто спокойно пожить в родовом поместье, а Хелсет присоединяется к свите своего дяди, короля Атина Ллетана (сестра Хелсета, Моргия, несколькими годами ранее вышла замуж за короля Фестхолда, небольшого альтмерского королевства в составе Островов Саммерсет).

В 426 году Империя ощутимо повышает не только налоги и таможенные пошлины, но и государственные поборы с продажи всех алкогольных напитков, кроме сиродиильского бренди и флина, которыми в Морровинде имперские же компании и промышляют. Чтобы выразить, так сказать, градус своего негодования, мирные торговцы из Дома Хлаалу при горячей поддержке всяких любителей лакать суджамму из молочных кадок данмерских обывателей устроили в Балморе вооруженный бунт и умудрились неплохо так погромить город, прежде чем имперские легионеры и местные стражники смогли присоединиться к погромам и веселью утихомирить восставших.

Воспользовавшись этой неразберихой, культисты Шестого Дома которым ни имперцы, ни тем более данмеры алкоголя не наливают вообще, а это очень обидно выпилили несколько видных имперских служащих, а также аристократов из Дома Хлаалу, продвигавших имперские реформы.

Прислужники Дагота Ура окончательно охре… начинают орудовать, почти не скрываясь. Красная Гора дымит без продыху, выбрасывая зараженный пепел, становится всё больше пепельных монстров и корпрусных тварей, растения и дикие животные заболевают мором, а данмеры опасаются спать по ночам, чтобы ненароком не приобщиться к политической программе Шестого Дома не увидеть ужасающих кошмаров про Шестой Дом. Земли материкового Морровинда закрывают для кораблей и поставок с Вварденфелла.

В 427 году старик-король Атин Ллетан умирает от легкого недомогания, всего на несколько месяцев пережив своего любимого племянника и наследника Талена Вандаса, погибшего из-за несчастного случая на охоте. Хелсет Хлаалу, его ближайший кровный родич, становится новым королем Морровинда, а среди данмеров ползут слухи, что он причастен к обеим смертям, хотя никаких доказательств этому нет.

Любопытный факт: а данмерская знать вообще твердо уверена, что Хелсет Хлаалу - искусный и весьма коварный отравитель, а яды - его любимый способ решать политические проблемы. В 426 году в Морровинде была написана известная книга "Игра за обедом", где он представлен читателю именно в таком ключе. Но, надо сказать, что когда эта книга попала в руки Барензии и Хелсета, они поржали и проплатили издателю солидный тираж из средств государственной казны.

В то же время Совет Старейшин в Имперском Городе не иначе как после убийства имперских служащих, короче, впервые с конца Второй Эры не на шутку обеспокоился Шестым Домом, корпрусом, моровыми бурями и общим трыдецом положением дел в Морровинде.

По приказу Уриэля VII Септима из сиродиильской тюрьмы освобождают и запихивают на остров Вварденфелл простого имперского заключенного, хоть как-то подпадающего под условия эшлендерских пророчеств - а он возьми и окажись истинным Нереварином, воплощением древнего короля Неревара и героем, которому было суждено спасти Морровинд.

Нереварин получает титул наставника Великих Домов и высокого вождя эшлендерских племен, ну и совершает главное, что положено ему по пророчествам - отбирает инструменты Кагренака у пепельных вампиров и убивает Дагота Ура, навернув Сердце Лорхана и почти завершенный Акулахан в лаву Красной Горы. Заражение корпрусом, моровые бури и кошмарные сны заканчиваются, жрецов-отступников прощают и включают в состав Храма Трибунала, а кочевники-эшлендеры превращаются в "хранителей народной мудрости" и, в общем, ничего не омрачает ликования данмеров, кроме одной незначительной детали.

После уничтожения древних заклинаний, наложенных когда-то двемерами на Сердце Лорхана, Альмалексия, Сота Сил и Вивек, так же, как и уже поверженный Дагот Ур, навсегда теряют свою божественную силу и бессмертие и становятся не более чем могущественными магами, а чары Трибунала и всё, созданное ими, начинает постепенно развеиваться.

Любопытный факт: так, через пару лет, данмеры остаются без половины магических школ Мистицизма, Колдовства и храмовых заклинаний. А вечные стражи и ординаторы, забыв былые разногласия, в поте лица бегают по Красной Горе и зачищают ее от остатков корпрусных тварей и пепельных монстров, чтобы лишний раз не представлять себе, что будет, когда упадет Призрачный Предел.

Одновременно с этими событиями в Имперском Городе поднимается и вопрос о престолонаследии - повсюду говорят, что Уриэль VII Септим уже стар и слаб здоровьем, но его троих сыновей, Гелдалла, Энмана и Эбеля Септимов, злодейски подменил Ягар Тарн во времена Имперского Симулякра, а потому претендовать на престол они теперь не могут (да-да, тридцать лет всё было нормально и тут до всех внезапно дошло). Сиродиил охватывают беспорядки и бунты, и Уриэль VII Септим спешно отзывает из провинций Клинков и имперские легионы.

Хелсет Хлаалу, который к 428 году остался с данмерами один на один без необходимости отчитываться перед всеми этими имперцами, решает упрочить свое положение и превратить церемониальный королевский титул во что-то реально весомое. Он устраивает грандиозные разборки с Храмом Трибунала и пару покушений на Нереварина на всякий случай, а то вдруг он захочет еще и корону - руками чужеземного Темного Братства, а то Мораг Тонг вежливо послали его пояснили, что Нереварин их покровителям Принцу Даэдра Мефале и Вивеку живым нравится куда больше, чем мертвым.

Таким нехитрым образом король Хелсет умудрился настроить против себя одновременно и Дом Индорил, и Дом Редоран, то есть два единственных Великих Дома, у которых в Морровинде есть не только наемные стражники в городах, но и постоянные войска.

К концу 429 года данмеры понимают, что двое богов Трибунала, Альмалексия и Сота Сил, продолбались всё-таки с концами оставили их, равно как и Нереварин, про исчезновение которого в Морровинде начинают ходить самые разные слухи, от "он погиб где-то севере, сражаясь с полчищами чудовищ" до "он уплыл с экспедицией на Акавир, но обещал обязательно вернуться" (и нет, ни к одному из этих событий король Хелсет не причастен). В Морровинде назревает тотальный трындец кризис веры, и все меньше данмеров приходит молиться Вивеку, последнему из живых богов Трибунала, оказавшихся "лжецами", укравшими божественную силу из Сердца Лорхана.

Любопытный факт: он же небольшой экскурс в историю внутри материалов по истории, чтобы читая историю… кхм…. Где-то середине Второй Эры Принц Даэдра Шеогорат, отвечающий за безумие латук и сыр в Тамриэле, решил, что морда Вивека ему не нравится, а город Вивека - не нравится ему еще больше. Шеогорат уговорил Баар Дау, существовавшую в пустоте Обливиона в виде огромного разумного метеорита, сойти со своей орбиты и весело разнести остров Вварденфелл.

Вивек запилил красивый жест - он взмахом руки остановил падение Баар Дау и оставил ее висеть в воздухе над городом в качестве символа могущества Трибунала (а ординаторы немедленно применили чудо господне в хозяйстве - продолбили внутри тоннели и залы и переселили туда Министерство Правды). И, как вы уже, наверное, догадались, когда божественная сила Вивека иссякнет, работать начнет сила тяжести, помноженная, так сказать, на изначальное ускорение. А в центре Вварденфелла, ко всей прочей веселой морровиндской тектонике, у нас торчит огромный действующий вулкан.


"Провинции Тамриэля"
"Карманный путеводитель по Империи и ее окрестностям" (третье издание)
"Краткая история Империи, том первый"
"Краткая история Империи, том второй"
"Краткая история Империи, том третий"
"Краткая история Империи, том четвертый"
"Биография Королевы-Волчицы"
"Королева-Волчица"
"Безумие Пелагия"
"Соревнование оружейников"
"Смертельный удар Абернанита"
"Биография королевы Барензии"
"Подлинная Барензия"
"Последние ножны Акраша"
"Восточные провинции"
"Великие Дома Морровинда"
"Деформация Запада"
"Предки и данмеры"
"Орудия Кагренака"
"Продвижение истины"
"Заметки о культе Нереварина"
"Планы Дагот Ура"
"Желтая Книга 426 года"
"Красная Книга 426 года"
"Коричневая Книга 426 года"
"Игра за обедом"
"Бунт в Фестхолде"
"Доступный язык"
"Краткая история Морровинда"
"Жизнь Уриэля Септима VII"

Грядущие события и Четвертая Эра (не без косяков, но по-русски / лорно, но по-английски):
В 430 году всё той же, как бы она вам ни надоела, Третьей Эры Хелсет Хлаалу, вооружившись благими намерениями привести-таки этот отсталый Морровинд к имперским цивилизации и порядку, распускает Совет Великих Домов, пересматривает всякие "устаревшие" законы и традиции и другими способами ущемляет интересы данмерской знати (не забывая, впрочем, щедро платить ассасинам за головы всех несогласных). А чтобы с концами избавится от угрозы со стороны Дома Индорил и Дома Редоран, сошедшихся на почве корпрусных тварей и, что более важно, на почве нелюбви к новому королю и его реформам, Хелсет Хлаалу заключает помолвку с дочерью Грандмастера Дома Дрес.

Немногим позже он неслабо так троллит будущего тестя издает указ, запрещающий в Морровинде рабовладение и работорговлю, к которому Дом Дрес, разрываясь между выгодным союзом с Домом Хлаалу и своим не менее выгодным чешуйчатым доходом, в итоге вынужденно присоединяется. Дом Хлаалу также окончательно подминает под себя преступную группировку Камонна Тонг (и делает вид, что не было никакой скумы, и контрабанды с выпиливанием имперских граждан тоже не было).

Любопытный факт: аргониане, второй раз в данмерской истории получившие освобождение от рабства, толпами возвращаются в родные болота и рассказывают, что их "настойчиво зовут домой". Чернотопье становится еще более опасным местом, чем было прежде, а все тамошние меры и люди во главе с доблестным имперским легионом немедленно переселяются в другие провинции. И, не то чтобы данмеры не помнили, что аргониане на редкость злопамятны, а со времен Арнесианской войны прошло всего сорок лет, но особого значения этим событиям в Морровинде никто, конечно же, не придал…

В том же году, незадолго до исчезновения последнего из живых богов Морровинда, Гильдия Магов с разрешения Храма Трибунала и Великих Домов собирает Инжениум, магическую машину, способную в отсутствие божественной силы Вивека удержать Баар Дау там же, где ее оставили висеть.

Правда, у Инжениума, как водится, был один небольшой недостаток - для поддержания его работы требовались черные души, то есть души разумных созданий. Впоследствии, когда Храм Трибунала сплавил туда всех неизлечимо больных, еретиков и приговоренных к смерти преступников, не иначе как добровольно пожертвовавших собой во имя спасения Морровинда, Гильдия Магов привлекла к поставке черных душ ассасинов Мораг Тонг а благородные казни стали еще интереснее.

После этого Дом Телванни, заключивший, что этим имперским н'вахам Гильдии Магов и так отсыпали уже слишком много привилегий, предлагает соглашение Дому Редоран, при боевой, подозреваю поддержке которого вынуждает короля Хелсета снять с имперских гильдий монополию на оказание услуг населению Морровинда.

Любопытный факт: примерно в то же время Гильдия Магов совершает величайшее открытие и наконец-то расшифровывает древний язык двемеров. Нет, то, что его давно знали отдельные лорды-маги из Дома Телванни - не считается, они же с имперской общественностью не делятся.

Постепенно между сложившимися союзами Великих Домов назревает крупный конфликт. Ну и, как обычно это бывает у данмеров, пока Дом Хлаалу и Дом Дрес с одной стороны, и Дом Индорил и Дом Редоран с другой отсыпают золота Мораг Тонг и собирают воинов и наемников, Дом Телванни устраняется курить грибы со словами "Соглашение? Конечно, помним, вот случится какой-нибудь серьезный трындец, тогда и позовете" и в разборки между ними не вмешивается. А в 431 году еще норды внезапно решили тряхнуть стариной и вторглись на материковые земли Дома Редоран. Правда, Дом Редоран не остался в долгу и по-тихому отжал себе Воронью Скалу, богатые эбонитовые шахты на нордском остове Солстхейм, и даже выпросил у имперцев золото на их разработку и охрану.

В 433 году Принц Даэдра Мехрун Дагон, которого данмеры не видели с конца Первой Эры решил что он ничем не хуже Молаг Бала и тоже хочет себе Башню Белого Золота этим смертным явно не хватает разрушений и бедствий, и запилил им Кризис Обливиона. Император Уриэль VII Септим и его сыновья были убиты даэдропоклониками из секты "Мифический рассвет", а Врата Обливиона начали открываться по всему Тамриэлю. Даэдра разрушили Хрустальную Башню на Островах Саммерсет, разнесли в хлам большинство поселений в Сиродииле и Скайриме.

Любопытный факт: а в Чернотопье Врата Обливиона открылись на границе с Морровиндом. В общем, когда даэдра увидели с одной стороны данмеров, а с другой - аргониан, то просто сказали, что они таки очень извиняются, быстро закрыли Врата и ушли.

Но, поскольку Мехрун Дагон, как известно, всё еще не забыл тумаки Альмалексии особенно сильно ненавидел Морровинд, то данмеры огребли сильнее всего (это всё потому, что у него во владениях Красной Горы нет - огонь, лава и пепельные пустоши есть, а вот с огромным вулканом не повезло…). Дом Редоран продолбал свою столицу, Альд'рун, и чуть не продолбал звание лучших воинов Морровинда, несмотря на то, что при помощи древнего ритуала поднял и заставил сражаться против полчищ даэдра элитный жилой район Скар, панцирь гигантского императорского краба.

Дом Телванни признал трындец достаточно серьезным, выступивший им на помощь, в поте лица бегал по Морровинду и закрывал Врата Обливиона, но особых успехов в этом не достиг потому что даэдра успевали открывать новые Врата гораздо быстрее. Даэдра доломали даже забор, и осталась стоять только калитка осадили даже крепость Призрачные Врата, а Призрачный Предел рухнул и развеялся. Многие данмеры вынужденно оставили Вварденфелл, лежавший в руинах, и бежали на материк.

В итоге, конечно, очередной имперский заключе… герой спас Тамриэль от нашествия даэдра, а выкопанный им наследник-бастард Уриэля VII Септима, пожертвовав собой, превратился в воплощение бога-дракона Акатоша и сделал firewall вечным магический барьер между Нирном и Обливионом нерушимым. Так началась Четвертая Эра. Но в Морровинде это никому особенно не помогло.

Через пять лет после Кризиса Обливиона поругавшиеся создатели Инжениума не придумали ничего лучше, чем устроить магическую боевку рядом со своим изобретением века. Инжениум такого обращения со сложной техникой, понятное дело, не пережил и взорвался ко всем даэдра, а Баар Дау рухнула на Вивек со своей изначальной скоростью и силой и оставила вместо него только огромный кратер.

А когда ударная волна от падения предсказуемо дошла до Красной Горы, она содрогнулась и начала извергаться. Остров Вварденфелл был уничтожен в огне и лаве, Дешаан затопило водой и селями, а взрыв повыбивал стекла в городах материкового Морровинда, снес волшебные башни Телванни на западных островах и накрыл побережья Скайрима. Многие выжившие данмеры бежали на остров Солстхейм, где как раз устояли только редоранские времянки в Вороньей Скале.

Любопытный факт: эти последние события окончательно добили веру в Трибунал, и в Морровинде после нескольких лет холиваров яростных споров и религиозных разборок запилили так называемый "Новый Храм". Данмеры вернулись к поклонению благим даэдра, Азуре, Боэтии и Мефале, а Альмалексию, Сота Сила и Вивека преемственности ради объявили святыми вроде Велота.

Сразу после извержения Красной Горы в Морровинд пришли войска из Чернотопья. Аргониане разрушили Морнхолд до состояния "восстановлению не подлежит", жестоко вырезали всех данмеров, встретившихся им на пути, и дошли аж до севера Вварденфелла - где, напоровшись на отряды Дома Редоран, немедленно решили, что им как-то не сдались эти пепельные пустоши, и вообще давно пора домой.

Вялотекущие разборки между Великими Домами вспыхнули с новой силой. Данмеры обвинили короля Хелсета и Дом Хлаалу, который бездействовал во время этих катаклизмов, во всех бедах Морровинда, начиная "предательство Империи", оставившей их без поддержки в Кризис Обливиона. Дом Хлаалу лишили статуса Великого Дома и практически выпилили, а его место занял один из возвысившихся Малых Домов, Дом Садрас. Данмеры возродили Совет Великих Домов, который возглавил Дом Редоран, а столицу Морровинда перенесли в Блэклайт.

Через десять лет после извержения Красной Горы верховный король нордов посмотрел на засыпанный пеплом остров Солстхейм и официально подарил его Морровинду, а также разрешил всем желающим того данмерам поселиться в Скайриме. Впрочем, данмеры не отчаялись, и принялись потихоньку откапывать остров Вварденфелл и отстраивать заново свои города и поселения. Ибо родина же.

Любопытный факт: на горизонте Красная гора извергается, ничего кроме трамы и батата не растет, пепельные твари бродят за стенами города, некто в маске насылает всем странные сны. Данмеры выдыхают и думают, что на Солстхейме, в принципе, можно жить…

"Души: черные и белые"
"Об Обливионе"
"Кризис Обливиона"
"Красный Год, том первый"
"Красный Год, том первый"
"Указ об учреждении памятника"
"История Вороньей Скалы, том первый"
"История Вороньей Скалы, том второй"
"История Вороньей Скалы, том третий"
"Истребования"
"Сочинение Святого Джиуба"

Бонус:
По ходу написания игровых материалов с историей Морровинда туда, понятное дело, вносились уточнения лора, или появлялось что-то, что нужно дополнить, вычитать и переделать. А так как сами игровые материалы были под руками не всегда, то появились вот такие рабочие пометки в блокноте. И, кажется, они достойны того, чтобы и вы посмеялись.

- Это были не те норды.
- Айлейды идут в пень. Алессианцы идут туда же.
- Вынести редгардов? А, ладно, пусть будут.
- Внести бухло. Вынести Гнисис.
- Вырезать весь Дом Дагот (упоминание о предательстве оставить).
- Чешуйчатая зараза.
- ZeniMax Online. Спасибо что в июне.
- Пояснить про Акатоша и Алессию в плане династий драконорожденных.
- Миротворческий вклад Молаг Бала.
- А потом они все умерли (уточнить в лоре). Ай, нет, не все.
- Посмотреть на Дагота Ура глазами, а не как обычно.
- Срочно добить Тайбера Септима.
- Хлаалу стали еще жирнее.
- Распределить моровые болезни по всей Третьей Эре.
- Ягар Тарн несъедобен.
- Не забыть случайно про нашего короля Хелсета.
- Призрачный Предел скоро упадет. Баар Дау тоже скоро упадет. Мы все умрем, мы все умрем!
- Это опять были не те норды.
- Кризис Обливиона мне запили.
- Уточнить и пересчитать законных сыновей императора. А ведь он еще и налево ходил…
- Перефразировать, чтобы Дом Телванни был не заодно с даэдра, а против них.
- Вписать даэдра не только в плохом смысле.
- Закончу историю Морровинда - честное слово, напьюсь…

Кто дочитал досюда - ставьте смайлик в комментариях. :D

@темы: "Вечный город", материалы

   

Little games

главная