23:42 

Вечный город: пара слов о религиозном разброде и шатании

Эйлинн
Начитаешься всякого, а потом живешь с этим... (с)
Это отрывок из "Последнего паломничества", прекрасного текста прекрасной .Ис, в которым мы (Марвен, Вэрго и я) тоже немного поучаствовали как соавторы. Действие отрывка и самого текста происходит накануне Красного Года, через пять лет после событий нашей ролевой игры, но в нем очень много разных мелочей про атмосферу, быт, менталитет и да, развитие кризиса веры, так что я всячески вам рекомендую. :)

"Месяц Первого Зерна в тот год выдался засушливым, но когда солнце, пройдя созвездие Лорда, вошло в знак Мага, месяц Руки Дождя принес обильные ливни на Западное Нагорье.

Зеленые ростки, пробившиеся сквозь увлажненную почву, густо покрыли обрывистые берега реки Самси, проросли вдоль обочин дорог, меж камней, в щелях домов Гнисиса.

Раньше весенней порой множество данмеров, совершающих Паломничество Семи Добродетелей, наводнили бы деревню. Лодкой ли, силт страйдером ли, пешком ли они прибывали поклониться Пепельной Маске Вивека на Алтаре Справедливости. В благословенные год-два после того, как Герой одолел Дьявола с Красной Горы, пилигримов бывало столько, что не то что трактир Мадача – все дома деревни разом не могли вместить такую прорву народу, и вокруг храмового холма вырастали палатки и шатры и расцветали костры. В те годы золотой мед солнечного света и надежды пролился на изнуренный мором и пеплом Вварденфелл, и даже отчаявшиеся обрели веру.

Но все переменилось вновь, и долгие сумерки сменили последний краткий полдень Морровинда. В закатные годы Третьей Эпохи живые боги, непогрешимые хранители данмерского народа и его славы и памяти, пали вслед за Шарматом. Храм раскололся; жрецы-отступники, прощенные было лордом Вивеком, возроптали. Как можно жить по-старому, говорили они, когда Милосердие погубило Тайну, а Мастерство бессильно? Возможно ли молиться Троим, когда остался только один – обвиненный во многих преступлениях – и этот один, славный красноречием, молчит, не пытаясь оправдать себя? Не пора ли вернуться к Предтечам – к истокам – и в незапятнанной смертностью природе их истребовать заново истинные, а не ложные Благородство, Искусство и Таинство? Министерства Города-Бога бездействовали, последний живой бог безмолвствовал. Всякий жрец и всякая жрица, к которым верующие приходили за советом, говорили иное, чем прочие. В городах объявились проповедники из числа эшлендеров; эти призывали: восславьте Луну-и-Звезду, короля былого и нынешнего.

Советовали возвратиться к почитанию предков.

Советовали присмотреться получше к имперским богам.

Ждали прихода Нового Велота.

Ждали, что Принц Заката и Рассвета снимет проклятие, и кожа данмеров станет золотом, а глаза – отраженьями ночного неба.

Говорили, что Шестой Дом восстанет вновь, и Ур воссядет одесную истинного бога Неревара, который, конечно же, вернется тоже, только теперь по-настоящему.

Проповедовали Землепад и последние времена.

Одним словом, настало великое брожение умов, и всякий трактирный пьяница полагал, что может толковать знаки и кроить веру и так, и эдак, и наоборот.

И толковал, и кроил.

Потом лорд Вивек, Последний Трибун, исчез. В его осиротевшем городе был созван Первый Собор, обернувшийся трагедией. Споры и кривотолки переросли в кровавую усобицу.

По всей земле разверзлись Врата Обливиона, из которых хлынули полчища даэдра, и стало не до усобиц.

Когда Кризис окончился, на Втором Соборе провозгласили Примирение.

Морровинд устал. Самые луженые глотки охрипли от споров, самые острые умы притупились, самая горячая вера едва тлела. Даже сердца юных как будто состарились.

Но обида, страх, взаимная настороженность, перерастающая порой в откровенную враждебность, остались. Каждый жил со странной тенью на душе, над каждым, словно луна Баар Дау над Священным Городом, витало смутное предчувствие скорой катастрофы – и некому было развеять это предчувствие.

И хотя алтарь в Гнисисе уцелел в Кризис и не был разрушен реформаторами, мало кто находил в себе силы совершить паломничество, совсем недавно одно из важнейших для всякого правоверного данмера дел в жизни. Свеж был страх перед даэдра, которые свободно бродили по просторам Вварденфелла в годы Кризиса. Ходили и слухи о разбойниках особенного толка – фанатиках Нового Храма, которые выслеживают верных трибуналитов возле их святынь и совершают над ними чудовищные вещи. Мало кому хотелось рисковать здоровьем и жизнью ради веры, основы которой расшатались и рушились на глазах.

Так что даже те пятеро, что сидели сейчас вокруг стола в трактире Мадача, по нынешним временам могли считаться большой группой паломников. Выглядели они тоже как типичные паломники новых времен.

То есть престранно и несколько жалко".


Ссылка на полный текст.

@темы: концепты и ссылки, "Вечный город"

   

Little games

главная